Telserg
Сначала было так:
"...властитель Кореи, ван Ли Инджо в этот момент отчитывал его, своего среднего сына, принца Хёджона, за непослушание. Тот защищался будто нехотя, сохраняя должное почтение к отцу.
- И почему ты смеешь поддерживать кружки вздорных вольнодумцев столь открыто? - не глядя на сына, спрашивал Инджо. - Ты позоришь меня. Ты только недавно вернулся домой из Мукдена. Империя Цин проявила величайшее добродушие, отпустив тебя на Родину!
- Отец, - учтиво отвечал принц. - Эти, как ты говоришь, вольнодумцы, хотят помочь своей Родине. Неужели ты не видишь эту косность, что поглощает собой всё, абсолютно всё? Орды чиновников... Эти ленивые янбаны! Они не работают, они служат сами себе, объедая крестьян! Их количество только растёт!
- Довольно! - позволил себе слегка повысить голос ван. - Ты заговариваешься, Хёджон! Я не позволю тебе идти против наших устоев, это уже слишком! Ты меня понял?"

А затем так:

На фото - плитка китайской туши, очень похожая на ту, которой по преданию король Инджо, находясь в ярости от непослушания своего сына и наследника, предпочёвшего советы не конфуцианских ученых мужей, а братьев-иезуитов, и приложил последнего до летального исхода.

Иван Зе Террибл и русские варвары, говорите? ;)

Не заглядывая в первоисточники, как, колллеги, легко определить где АИ, а где РИ?

Цины действительно в 1645 г. отпустили домой корейского принца в помощь отцу, правда только одного и другого - наследника престола принца Сохёна, а принц Хёджон вернулся из Мудкена только после смерти своего старшего брата. Значит описываемый разговор в РИ вполне мог состояться лишь другими участниками, ну или Цины сначала отпустили не старшего брата, а среднего, что тоже АИ.
А плитка туши - это увы РИ, принц Сохён действительно был найден в королевском кабине с пробитой головой, сразу после разговора тэт-а-тэт с отцом.